Контакты адвоката москвы константина трапаидзе

Константин Трапаидзе: Адвокатов может быть сколько угодно

Контакты адвоката москвы константина трапаидзе

Адвокат объяснил стремление коллег защитить обвиняемого в подкупе свидетелей Мурада Мусаева

«Если бы его пытались посадить за какие-то, допустим, развратные действия или какие-нибудь сексуальные преступления, я не думаю, что была бы такая же солидарность среди адвокатского сообщества», – так адвокат Константин Трапаидзе прокомментировал газете ВЗГЛЯД желание почти ста коллег защищать адвоката Мурада Мусаева.

В среду стало известно, что адвоката по делам об убийстве журналистки Анны Политковской и полковника Буданова Мурада Мусаева, обвиняемого в подкупе свидетелей, будут защищать 93 коллеги.

По данным «Известий», среди 93 адвокатов Мусаева из разных регионов России есть один из самых высокооплачиваемых адвокатов страны Александр Гофштейн. Защищать вторую фигурантку этого дела – адвоката Дарью Тренину – будут 40 ее коллег.

Территориально все эти адвокаты работают в разных регионах: Дагестане, Москве, Чечне, Ингушетии, Московской области.

Основным адвокатом Мусаева, с которым он сейчас ходит на процессуальные действия, является управляющий партнер столичной коллегии адвокатов «Падва и партнеры» Александр Гофштейн.

Примечательно, что защитники у Трениной и Мусаева разные, как того и требует Уголовно-процессуальный кодекс. До сих пор точно не известно, для чего Мусаев и Тренина собрали для своей защиты целую армию адвокатов.

Эксперты издания считают метод защиты, который выбрал Мусаев, своеобразным ноу-хау. «Закон никак не ограничивает обвиняемых и подозреваемых в количестве адвокатов, чем и воспользовался Мусаев, – пояснил газете один из бывших высокопоставленных прокуроров Москвы. – цель, которую я вижу в этой тактике, – вымотать и затянуть следствие по делу».

По его словам, следствие может столкнуться с серьезными техническими и правовыми трудностями из-за такого количества защитников.

 Кроме того, если хотя бы один из адвокатов заболеет или не сможет явиться по уважительной причине, следователю придется перенести процессуальные действия на другой день.

По словам экс-прокурора, все это может привести к затягиванию следствия на неопределенный срок.

Сам Мурад Мусаев заявил, что точного количества своих коллег-защитников не знает, но знает, что их десятки. «В первые же дни после возбуждения уголовных дел мне позвонили и написали несколько сотен моих уважаемых коллег из самых разных регионов России, буквально от Калининграда до Владивостока.

Все они предлагали свою помощь, причем не только безвозмездную профессиональную, но даже материальную. Это, дорогие друзья, называется профессиональной солидарностью», – написал Мусаев на своей странице в .

В своем послании адвокат отметил, что «не только адвокаты, но любой юрист, хотя бы поверхностно знакомый с историей моих взаимоотношений с СК России и приданными ему силами, прекрасно понимает, что его преследуют за выполнение профессионального долга».

«93, надеюсь, число верное – это только те из моих коллег, которые уже вступили в уголовное дело, получили статус моих защитников и доступ к соответствующим материалам.

Адвокатов, которые изъявили желание и готовность приступить к защите в любой момент, как минимум на порядок больше. Если же сегодня бросить клич, то, я уверен, счет пойдет на тысячи. Только я не собираюсь этого делать.

Каждому из коллег, словом и делом поучаствовавших в моей судьбе, я безмерно благодарен, и для каждого из них я сделал бы то же, что они сделали для меня», – заявил Мусаев.

 

Напомним, в ноябре прошлого года в отношении известного адвоката Мурада Мусаева были возбуждены сразу два уголовных дела. Первое – о подкупе свидетелей, второе – о вмешательстве в работу суда с целью воспрепятствования правосудию.

По данным следователей, с конца прошлого по начало нынешнего года Мусаев совместно с другими фигурантами вмешивался в деятельность присяжных, в том числе предлагал им отказаться от продолжения участия в судебном процессе об убийстве Буданова, «рекомендуя сослаться на мнимые обстоятельства».

Для этого адвокат использовал просьбы, уговоры, угрозы причинения вреда здоровью и «иные формы воздействия». Таким образом, Мусаев, как полагают в СК, преследовал «цель принуждения коллегии присяжных к вынесению вердикта, оправдывающего Темерханова».

Так, адвокат Мусаев был защитником в деле об убийстве Анны Политковской, участвовал в «Кущевском деле», «деле Ульмана», деле о драке у ТЦ «Европейский», деле о ношении хиджабов в школах и других. Адвокат не раз комментировал эти судебные процессы и его часто цитируют СМИ.

Константин Трапаидзе уверен, что большое количество адвокатов не повлияет на судебный процесс (фото: barcouncil.ru)

Каким образом на деле Мурада Мусаева может сказаться такое количество защитников, газете ВЗГЛЯД рассказал экс-зампредседателя Городской коллегии адвокатов Москвы, адвокат Константин Трапаидзе.

ВЗГЛЯД: Константин Заурович, вы уже слышали, что почти 100 человек вызывались защищать в суде Мурада Мусаева?

Константин Трапаидзе: Да, и думаю, что их могло бы быть и еще больше.

ВЗГЛЯД: Как это технически возможно, чтобы столько людей одновременно защищали кого-то в суде?

К.Т.: Так же, как в состав следственной группы могут входить по необходимости и пять, десять, двадцать, тридцать человек.

Но нужно понимать, что защита Мурада Мусаева таким количеством людей – это не столько, скажем, осуществление непосредственной профессиональной деятельности, сколько выражение своей профессиональной солидарности в ответ на те действия, которые совершаются не только в отношении Мусаева, но и в отношении других адвокатов.

И потом, мы сегодня серьезно поражены в своих правах.

Не в прямом смысле – права и обязанности адвокатов, наши возможности прописаны в законе, но прямой защищенности адвокатов от неправомерных действий сотрудников правоохранительных органов на самом деле нет.

Сегодня нередко арестовывают адвокатов, ведутся против них оперативно-следственные мероприятия с нарушением закона, нет состязательности в суде.

Даже при аресте или продлении срока содержания под стражей судья не слушает адвоката, какие бы доводы он не приводил. По настоянию следствия судья арестовывает гражданина, и тот, как правило, получает реальный срок.

Такие нарушения и демонстративные действия ряда правоохранительных ведомств мы видим.

Например, можно говорить о демонстративном противостоянии между Мусаевым и руководителем пресс-службы Следственного комитета Маркиным (руководитель пресс-службы СК Владимир Маркин – прим.

ВЗГЛЯД), который какие-то вещи комментирует, но к нему самому достаточно большое количество вопросов. Я не комментирую сейчас поступки Мусаева как физического лица, а говорю об общей ситуации. Адвокаты боятся, что действия против Мусаева завтра повторятся против них.

ВЗГЛЯД: А что конкретно о Мусаеве можете сказать?

К.Т.: Могу сказать, что если бы его пытались посадить за какие-то, допустим, развратные действия или какие-нибудь сексуальные преступления, я не думаю, что была бы такая же солидарность среди адвокатского сообщества.

ВЗГЛЯД: Все-таки на практике как это может выглядеть – все 100 защитников придут в суд, все будут в деле?

К.Т.: Придут, почему нет. Часть может не прийти, сославшись на какие-то обстоятельства. И уже по решению самого Мусаева, если он будет согласен проводить суд без части защитников, тогда будут без них.

ВЗГЛЯД: Это не сделает процесс в сто раз более долгим?

К.Т.: Мне сложно это комментировать. Но, повторюсь, законом никак не ограничено количество адвокатов.

ВЗГЛЯД: А были уже прецеденты в России или мире, когда столько людей одновременно защищали кого-то в суде?

К.Т.: Да, было. В том числе и в России. Может быть, не 100, но 20 или 30… Это тоже касалось адвокатов. За рубежом порой целиком адвокатские образования иногда вступали в дело по защите своих коллег.

Источник: https://vz.ru/society/2014/1/22/669090.html

Лучшие адвокаты с большим опытом. Официальный рейтинг адвокатов и юридических фирм по гражданским делам

Контакты адвоката москвы константина трапаидзе

Лучший сайт адвоката, какой он?

1. Дизайн,

2. Функциональность,

3. Количество посетителей,

4. . (соотношение полезной информации к количеству страниц сайта).

Решая очень сложную задачу, я бы расставил

Следующим образом:

Первое место — занимает сайт»адвоката Павла Астахова и партнеры» , но сразу оговорюсь, той версии, которая была примерно в период 2005-2010 г.г. Это был шедевр, с видео динамичным меню. Ничего подобного, я никогда и нигде не видел.

К моему большому сожалению, сайт в который были вложены десятки тысяч евро — отключен! Сейчас, мы наблюдаем, на мой взгляд, ужасный 9 блочный сайт, с подражанием одно страничным сайтам.

Возможно мы еще увидим, неповторимый шедевр адвокатского сайта!

Второе место — уверенно занимает сайт»адвоката Лунева и партнеры» . Скажу, что дизайн сайта, изначально был оригинальный и вы не поверите, но он не меняется уже много лет (более 8 лет) и по прежнему выглядит строго, солидно и современно, при этом сохраняет практичность и удобство в пользовании.

Третье место — я бы отдал сайту»Князев и партнеры» . Этот сайт московских адвокатов, не однократно менялся.

Предыдущая версия, которая не сильно отличалась от нынешней, мне нравилась больше, но содержала в течении более года, большое количество ошибок, как визуальных, так и орфографических.

Хотя более теплым и что ли «домашним», он был более 8 лет назад, но современный дизайн его делает более официальным и престижным. Хотя, я бы отметил не очень удобную функциональность и большое количество мелких сносок на первой странице.

Четвертое место — вот тут уж извините, но я отдаюАдвокатам Москвы «Ушаковы и Путиловы» . Сразу хочу сказать, что столь высокое место отдаю не из-за аффилированности, а по следующим основаниям:

Дизайн — классический. И тут с одной стороны — нет преимуществ над авторскими сайтами, но всем удобно и понятно, как таким сайтом пользоваться. К стати, мои партнеры и коллеги Salavey.net, на базе нашего сайта, позже взяли за основу шаблоны продаваемых ими адвокатских сайтов, которые пользуются большим успехом. (не сочтите за рекламу, но это реальный факт, который можно проверить)

Функциональность — хорошая. Есть реальный живой юридический форум, чего нет практически ни у одного — именно адвокатского сайта!

Количество посетителей — и здесь мы лидеры. Например — посещаемость в день адвокатских сайтов «Лунев и партнеры», «Князев и партнеры» в среднем 300-400 человек, у нас же 500 — 1000 посетителей с уникальными хостами в день.

Ну, и попробуйте мне возразить?

Пятое место — я бы не отдал никому. Нет ярко выраженных адвокатских сайтов фаворитов. Либо есть прекрасный дизайн, но остальные параметры на нуле, либо ужасная функциональность и т.п.

Если у вас есть информация, об интересном адвокатском сайте, то присылайте пожалуйста на почту[email protected] , с примечанием«для адвоката Путилова И.А.»

В России работает много адвокатов, но лишь некоторые из них действительно являются топовыми.

Петр Чистяков

Адвокат с огромным профессиональным и жизненным опытом. После окончания в 1994 году юридического факультета МГУ вступил в Московскую городскую коллегию адвокатов, с 2005 года возглавляет Адвокатскую контору «Адвокат» (№ 45). Стаж адвокатской деятельности более 20 лет.

Сфера профессиональных интересов Петра Чистякова — бизнес-адвокатура. За долгие годы своей практики он провел более 500 дел, из которых более 350 — в арбитражных судах.

Известность Петр Чистяков получил в связи с успешной защитой предпринимателей по делам в сфере налогообложения, интеллектуальной собственности, о госзакупках, в корпоративных спорах.

Среди важнейших направлений деятельности адвоката — правовое обслуживание бизнес-структур, защита предпринимателей и руководителей обслуживаемых компаний от уголовного преследования по экономическим делам.

Высокий профессионализм и преданность адвокатской профессии Петра Чистякова были отмечены наградами Федеральной палаты адвокатов и Адвокатской палаты города Москвы.

Иван Хапалин

Один из самых известных практикующих московских адвокатов. Более 11 лет он занимается адвокатской практикой, защищая интересы своих доверителей по уголовным делам любой категории и сложности. Основная специализация – дела по экономическим преступлениям, по которым Иван Хапалин имеет обширную и успешную практику.

Кроме того, адвокат Иван Хапалин представляет интересы в арбитражных судах, ведет гражданские дела по жилищным, семейным спорам, нарушениям прав потребителей, защищает интересы своих доверителей в трудовых спорах и обеспечивает юридическое сопровождение сделок.

Клиенты Ивана Хапалина в многочисленных отзывах о работе адвоката отмечают его высокий профессионализм, готовность вникать в мельчайшие подробности дела и отстаивать интересы доверителя даже в самых сложных ситуациях.

Илья Рейзер

Адвокат Илья Рейзер – член Адвокатской палаты г. Москвы, руководитель известного и востребованного проекта «Народный адвокат», участники которого бесплатно помогают людям получить квалифицированную юридическую помощь.

Пятнадцать лет, с мая 2002 года, Илья Рейзер занимается адвокатской практикой, представляя интересы физических и юридических лиц. Илья Рейзер всегда практикует индивидуальный подход к доверителям, поскольку и люди, и ситуации бывают самыми разными.

За помощью к Илье Рейзеру регулярно обращаются многие компании и известные предприниматели. Ведь его имя – настоящая гарантия качества и профессионализма адвокатских услуг.

Глубокое знание законодательства и многолетний опыт позволяют Илье Рейзеру рассматривать дела в самых разных областях российского права – от уголовных до гражданских.

Константин Трапаидзе

Московский адвокат Константин Трапаидзе – человек не только с огромным опытом адвокатской практики, но и с большим жизненным опытом. Достаточно сказать, что еще до получения юридического образования Константин Трапаидзе получил профессию врача.

Но и сменив род деятельности, он остался верен главному кредо – делать свою работу очень качественно. Своими главными принципами Константин Трапаидзе считает честность и профессионализм. Именно их можно назвать важнейшими критериями адвокатской работы.

К доверителю Константин Трапаидзе относится столь же внимательно, как и врач к своему пациенту. Участливость и погружение в дела клиента, вместе с высочайшим профессионализмом, и помогают Константину Трапаидзе выигрывать в судах различных инстанций самые сложные дела.

За это ему благодарны клиенты, а адвокат благодарен им – за бесценный опыт и возможность помогать людям в решении их проблем.

Александр Карабанов

Имя адвоката Александра Карабанова не нуждается в представлении. Руководитель Московской коллегии адвокатов «Карабанов и партнеры», он – один из самых известных адвокатов не только Москвы, но и всей России.

После окончания юридического вуза Александр Карабанов более десяти лет проработал в следственных органах МВД РФ, что дало ему бесценный опыт. Для адвоката такая практика очень важна, поскольку позволяет взглянуть на суть дела не только глазами защитника, но и метким взглядом следователя.

Кроме адвокатской практики по уголовным и гражданским делам, юридического обеспечения деятельности компаний, Александр Карабанов активно занимается и научной деятельностью, являясь автором многочисленных научных статей. Он – не только юрист-практик, но и ученый, кандидат юридических наук.

Например, Александр Карабанов является соавтором Комментария к уголовно-процессуальному кодексу РФ под общей редакцией А.И. Бастрыкина.

Юрий Мирзоев

Правозащитник Юрий Мирзоев – генеральный директор Национальной юридической компании «Митра». Он специализируется на налоговом консультировании и разрешении налоговых споров.

Имеет большой опыт консультирования по различным вопросам применения налогового законодательства, включая вопросы исчисления и уплаты НДС и налога на прибыль, определения цен для целей налогообложения, процедур проведения налоговых проверок и др.

Правозащитная практика Юрия Мирзоева очень обширна, он неоднократно представлял интересы налогоплательщиков (юридических и физических лиц) в спорах с налоговыми органами в арбитражных судах (в том числе и Высшем Арбитражном Суде) и судах общей юрисдикции.

При непосредственном участии Юрия Мирзоева признаны неосновательными претензии налоговых органов на общую сумму более 5 миллиардов рублей.

Он также является автором многочисленных научных публикаций по актуальным проблемам налогообложения и налогового права, постоянный участник и спикер международных и российских конференций, семинаров.

Возглавляемая Юрием Мирзоевым Национальная юридическая компания – единственная на юге страны компания, рекомендованная авторитетным международным рейтингом IFLR 1000 (в области энергетики), лондонским рейтингом Chambers and Partners, рейтингом Право.ру-300 (налоговое право, арбитраж, банкротство и разрешение споров), а федеральное издание «КоммерсантЪ» называет юристов компании и саму компанию ведущими по стране по спорам в сфере энергетики.

Ольга Сулим

Адвокат Ольга Сулим – один из самых опытных и известных московских адвокатов, сотрудник Коллегии адвокатов города Москвы «Правовая помощь и защита». Главный принцип и Коллегии адвокатов, и Ольги Сулим – обеспечение доступной и качественной юридической помощи гражданам и организациям.

Ольга Сулим имеет обширный опыт адвокатской практики, специализируясь в таких отраслях права, как гражданское, семейное, жилищное, трудовое право. Адвокат берется за самые сложные и проблемные дела, связанные с разделом имущества, семейными спорами, наследством, долевым строительством.

Для многих людей получить наследство или защитить право на законное имущество – вопрос жизненной важности, но обойтись без вмешательства квалифицированного адвоката во многих случаях просто невозможно.

Помочь своим доверителям в любой ситуации – главное кредо Ольги Сулим, а высокая квалификация и многолетний опыт адвокатской практики позволяют решать проблемы самого разного уровня.

Любовь Киселева

Более десяти лет успешной адвокатской практики за плечами у адвоката Любови Киселевой. Она работает по таким направлениям, как гражданское, административное право, осуществляет юридическую защиту бизнеса при проведении проверок контролирующих органов.

Любовь Киселева имеет большой опыт представительства интересов бизнеса в арбитражных судах. Кроме того, адвокат Любовь Киселева работает в такой интересной сфере права как воздушное законодательство. Большой опыт адвокатской практики позволяет адвокату Киселевой решать проблемы своих доверителей самой высокой сложности.

За это ей благодарны многие клиенты – и предприниматели, и рядовые граждане. Порядочность в отношениях с доверителями – главное профессиональное кредо адвоката Киселевой, и это с уверенностью подтверждают все ее многочисленные клиенты.

Высокий уровень профессионализма позволяет Любови Киселевой не только заниматься адвокатской практикой, но и выступать в качестве ведущего эксперта по юридическим вопросам в средствах массовой информации.

Сергей Ледовских

Опытный и высокопрофессиональный адвокат Сергей Ледовских получает сугубо положительные отзывы от своих многочисленных доверителей.

И это не удивительно – Сергей Ледовских имеет богатую практику, в которой немало помог и его опыт работы в правоохранительных и надзорных ведомствах.

Ледовских ведет самые разные дела – от уголовных до семейных, от гражданских до административных, представляет интересы своих доверителей в судах различных инстанций, всегда готов помочь с консультацией, составлением жалобы, претензии или искового заявления.

За семилетний опыт адвокатской деятельности Ледовских выиграл 420 дел, а это не так уж и мало. Одно из очень востребованных направлений деятельности адвоката – оспаривание штрафов, которые его доверителям назначают ГИБДД, налоговая служба или Роспотребнадзор.

Григорий Сарбаев

Известный адвокат Григорий Сарбаев руководит МАБ «Законоведъ» и имеет богатый опыт адвокатской деятельности. Его отличает не только высокий профессионализм, но и гражданская ответственность.

В частности, Григорий Сарбаев одним из первых откликается и комментирует важнейшие и весьма проблемные события, например – крупный пожар в Ростове-на-Дону, не боясь открыто высказывать собственную позицию.

Недавно Григорий Сарбаев был награжден медалью «За заслуги в защите прав и свобод граждан» II степени Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации, а также почетной грамотой Адвокатской палаты г. Москвы.

Это – достойная оценка деятельности адвоката, который всю свою жизнь помогает людям решить самые сложные проблемы и, надо сказать, всегда находит достойный выход из ситуации. Работа адвоката Сарбаева – это настоящий знак качества.

Источник: https://bodygrant.ru/luchshie-advokaty-s-bolshim-opytom-oficialnyi-reiting.html

Константин Трапаидзе. С грузинской фамилией и осетинским сердцем

Контакты адвоката москвы константина трапаидзе

«Мальчик с грузинской фамилией и осетинским сердцем», — сказал о нем когда-то известный республиканский политик Солтанбек Таболов.

Внук первого осетинского героя Советского Союза в годы Великой отечественной войны Хаджимурзы Мильдзихова Константин Трапаидзе, детство которого прошло с родителями в грузинском городе Цхалтубо, а юность – в Орджоникидзе под присмотром бабушки и дедушки, свободно говорит, читает и пишет, как на осетинском, так и на грузинском языках.

Сегодня он председатель известной в Москве коллегии адвокатов и доцент Московского Государственного Института Международных Отношений. Его, как признанного специалиста по сложным уголовным, корпоративным и гражданским делам, часто приглашают в качестве эксперта на федеральные телеканалы.

Но юридическую специальность Константин Трапаидзе обрел в довольно взрослом возрасте. А до этого были долгие тринадцать лет настойчивого получения профессии врача.

О том, какие из медиков получаются юристы, мы попытались узнать, пригласив известного адвоката и «осетинского племянника» на интервью.

«Всегда был отличником и дружил с хулиганами»

— Ваша внешность – идеальная иллюстрация успешного юриста. Мне сложно представить вас в медицинской шапочке, со скальпелем в руках или фонендоскопом на шее…

— А я с детства не видел себя в будущем никем, кроме врача.  Мои родители окончили Северо-Осетинский мединститут, там и познакомились, и поженились. Я рос в доме дедушки Хаджимурзы Мильдзихова, который был много раз ранен на войне, что дало последствия и требовало специального ухода.

Поэтому в доме всегда было огромное количество разных препаратов в красивых упаковках. Все это вызывало у меня неподдельный интерес. Примерно к 9-му классу я знал наизусть весь амбулаторный ассортимент владикавказских аптек. Тогда я уже точно знал, что свяжу свою жизнь с медициной.

— Учиться было интересно?

— Я всегда был отличником, получал Ленинскую стипендию и дружил с хулиганами (смеется). Всегда находился на пике общественной институтской жизни.

Участвовал в научном сообществе, в Комитете комсомола, был доверенным лицом ректора на выборах, кроме того — первым студентом, который во время учебы уже вошел в ученый совет института. К шестому курсу у меня было уже три рацпредложения, которые активно применялись.

Но общественная жизнь в какой-то момент стала меня отвлекать от учебы и научной деятельности. Я всегда интересовался политикой, имел свое мнение по любому поводу.

Поэтому я решил отказаться от хирургического профиля, понимал, что хирургия, как образ жизни мне не подходит, а по-другому быть настоящим профессионалом не получится. Вообще считаю, что врач, для которого медицина – не образ жизни, плохой врач.

А когда стали распределять места в ординатуру и аспирантуру, руководство впервые решило не делать это самостоятельно, а отдать это на откуп студентам. Устроили ание.

Могу без ложной скромности сказать, что при общем количестве 300 человек, я оторвался от соперников больше чем на 70 . Я считаю, что в этом заслуга не каких-то моих неординарный ученических способностей, а умения общаться и дружить с людьми.

У нас был очень сильный курс, 30 человек в один год окончили институт с красным дипломом.

— То есть гуманитарий в вас все же доминировал?

— Я бы не сказал. В медицине у меня тоже все получалось. Расскажу один случай. Когда я был на шестом курсе, из Москвы в институт приехала комиссия Минздрава, которая хотела закрыть вуз со ссылкой на то, что он выпускает плохих специалистов. Тогда ректором только был назначен Казбек Дахцикоевич Салбиев. Не дали ему опомниться и прислали проверку.

Нам, студентам выпускного курса, дали специальные задания и время написать работы. Потом было собрание с участием представителей Минздрава, на котором я выступил. Замминистра Попов тогда спросил мою фамилию и сказал: «Этот парень написал блестящую работу. Если вы за все время выпустите хотя бы одного такого специалиста, вуз никогда не закроют».

Приятный момент был.

«До сих пор мыслю как медик»

— Как получился зигзаг от медицины к юриспруденции?

— К окончанию ординатуры, у меня было уже довольно неплохое положение в республике: я активно занимался общественной работой, был освобожденным секретарем Комсомольской организации, входил в номенклатуру обкома. Складывалось все хорошо, но тут грянула перестройка.

Я ехал в Москву с расчетом, что переведусь на заочное отделение аспирантуры и вернусь домой – не хотел оставлять дедушку и бабушку одних. В столице начались непростые времена. Моей стипендии аспиранта хватало ровно на два батончика Сникерса и банку Кока-колы.

Однажды мой научный руководитель, академик Виталий Николаевич Крюков мне сказал: «Чтобы иметь обеспеченную старость, нужно иметь голодную юность». И это, пожалуй, был первый раз, когда я не согласился и ослушался своего руководителя.

Я не готов был столько ждать, у меня на это не было времени.

— … Но было время получать второе образование?

— Подвернулся случай попасть на целевое место в МГИМО. Этот вуз для меня, как и для многих школьников, наверно, был в свое время неосуществимой мечтой. И тут такой шанс! Условием было прохождение собеседования. Я его прошел так хорошо, что меня, к моему дальнейшему сожалению, записали в продвинутую группу.

Из-за этого пришлось учиться гораздо больше, чем многим. Первую (и единственную) тройку я получил уже будучи студентом вечернего отделения факультета «международное право» в МГИМО. В Осетии у меня не было даже четверок, я был круглым отличником. В МГИМО было довольно сложно, днем приходилось искать средства к существованию, вечером учиться.

Были даже мысли бросить учебу. К счастью, этого не случилось.

— Пригодилась в жизни первая профессия?

— Конечно. Я до сих пор мыслю как медик, каждую ситуацию пытаюсь проанализировать с врачебной точки зрения. Моя нынешняя работа схожа с медицинской в том, что требует определенного участия, погружения и даже милосердия. Эта ментальность меня часто выручает, я следую ей неосознанно.

Я, конечно, далеко не ангел, но, видимо, Бог вознаграждает меня за такое отношение к людям и помогает выбираться из всех передряг. Очень сожалею, что у меня не было фундаментального юридического образования в юности, этого мне не хватает. Потом, конечно, я наверстал и получил ученую степень. Но важнее даже, что у меня большая практика. А в нашей стране это основное.

Практическая юриспруденция у нас не предполагает широкого применения теории, она развивается своим путем – больше за счет общения и опыта.

«Правосудие любой ценой»

— С высоты своего опыта посоветуйте, что нужно понимать начинающим юристам, чтобы стать успешными адвокатами?

— Думаю, нужно иметь фору какую-то, чтобы на первоначальном этапе целью не были деньги. Качество работы и погружение в нее не должно зависеть от того, сколько ты за нее получишь. Особенно в начале карьеры. Попадаются такие дела, которые кажутся наказанием, а потом выводят на такие горизонты, которые ты даже не ожидал.

Деньги начинают зарабатываться естественным образом. Это как в жизни: можно жениться на первой красавице и быть всю жизнь несчастным, а можно заглянуть глубже и прожить с человеком душа в душу до старости, потому что красота – не единственный и не главный критерий для счастливой семейной жизни. Так и в профессии.

Нужно быть честным с собой, и все получится.

— Что такое честность с адвокатской точки зрения?

— Быть честным с самим собой — это понимать, что ты делаешь и отдавать себе в этом отчет. В нашей системе бывают неоднозначные ситуации. Как говорит один мой опытный друг: если коррупция – это единственный способ получить правосудный приговор, то я – за коррупцию.

Но, разумеется, адвокат должен быть принципиален в том, что коррупция – это не единственный, не главный и, пожалуй, самый последний способ, к которому надо прибегать.

Ты должен сначала использовать все возможные юридические способы и потом самому себе честно признаться, что  исчерпал все возможности.

— Многие обыватели вообще не верят, что работа адвоката возможна и эффективна без коррупционной составляющей…

— Скажу так: в гражданских и арбитражных делах больше 70 процентов можно, если не вывести на положительный результат, то значительно смягчить приговор исключительно юридическими способами. А мнение такое многие коллеги подкрепляют, решая вопросы юридически и преподнося их клиенту как коррупционные.

«Осетинского во мне больше, чем грузинского»

— Евреи утверждают, что правильнее считать национальность по матери, так как она больше влияет на становление характера человека…

— (не дослушав) Значит, я как еврей. Осетинского во мне, наверно, больше. Это из-за любви к маме, деду и бабушке, их воспитанию. Но я, разумеется, предан Грузии, и все, что с ней связано, мне до боли близко. И, если говорить о становлении, то нельзя не сказать о великой русской культуре, в которой мы, так или иначе, воспитываемся, живя в столице.

— Интернациональность, наверно, передается по наследству. Отец грузин, мать осетинка, супруга чеченка. Кем считает себя ваш сын?

— У нас в семье никогда не обсуждались национальные вопросы. То есть когда дети были маленькие, мы не стали им внушать, к кому они себя должны причислять.

Когда Боря (сын) пошел в первый класс, учительница провела им так называемый урок толерантности. Каждый вставал и рассказывал о том, кто он по национальности.

Когда очередь дошла до Бори, он сказал: «В моих жилах течет кровь четырех великих народов». Учительница потом с восхищением говорила нам, что он оказался умнее всех.

Каждое поколение ссылается на «трудные времена». Как вы считаете, чье время было труднее – когда вы были молодым человеком или сейчас, когда ваш сын проходит этапы становления?

— Сейчас. Мы успели сформироваться в устоявшейся системе. Я считаю, что в истории человечества не было и возможно не будет более справедливого строя, чем при советской власти.

Вряд ли когда-то еще у мальчика и обычной сельской семьи представителей репрессированного народа будет возможность стать главой республики и замминистра иностранных дел, послом. Я говорю о своем тесте. Равные возможности, это первое. Второе – безопасность.

Мы уходили из дома утром, весь день бродили по улицам и до самой поздней ночи не возвращались домой. И самой страшной угрозой от родителей было «тебя цыгане украдут». И даже к цыганам у меня не возникло никакого страха, я к ним отношусь хорошо.

Кроме того, не было столько вещей, которые тебя могут дестабилизировать. Это касается гаджетов и всего прочего, чьими заложниками мы становимся. Это третье.

— Еще один вопрос о межнациональных отношениях. Как вы считаете, что и кому нужно предпринять, чтобы грузинские концерты и выставки во Владикавказе не вызывали раздражения у представителей Южной Осетии?

— Осетино-грузинские отношения – больной для меня вопрос. Думаю, нужно дать развиваться народной дипломатии. И у осетин, и у грузин есть как великие люди, на которых нужно равняться, так и уроды.

И нужно с этим смириться и действовать не в интересах тех подонков, желающих сделать пропасть шире, а понимать, что мы близкие народы и обречены на соседство. Одни амбиции, ссылки не героизм, гордость и непримиримость ни к чему хорошему не приведут, вызовут ответную реакцию.

К тому же, если разорвать отношения, то как быть тысячам таких, как я, плодам любви грузин и осетин?

Катерина Толасова

Фото Алисы Гокоевой

Источник: http://noar.ru/2016/2161

завтрак с адвокатом

Контакты адвоката москвы константина трапаидзе

Вам честно сказать или соврать? Нет, не часто. Адвокат чем ценен? Тем, что он независимый юридический советник. В отношении с клиентами мы должны быть достаточно откровенны. Не врать.

Потому что наш клиент должен делать выводы, принимать решения на основе объективной информации, а не розового фона, который кто-то ему нарисует.

Поэтому я считаю, в нашей профессии врать клиенту категорически нельзя.

Вот Вы говорите про клиентов, а где Вы их ищете? Как они приходят: по рекомендации, по интернету, по публикациям?

Основная часть клиентов, не только у меня, но и у большинства адвокатов, возникают с помощью «сарафанного радио». Соответственно, этот круг лиц обращается к нам по интернету, но большинство, конечно, по знакомству, по рекомендациям.

Как вы считаете, какими должны быть критерии при выборе адвоката или юриста? На что стоит обращать внимание, а на что нет?

У меня есть свое деление, я подразделяю клиентов на два типа. Одни что-то понимают в юриспруденции, пусть не так как квалифицированные юристы и адвокаты, но общее представление имеют. Другие – вообще ничего не знают. Вы же не разбираетесь в стоматологии, как вы можете выбрать зубного врача. Только по рекомендации.

Часть клиентов, которая что-то понимает, уже столкнулась с массой юридических проблем, уголовного, гражданско-правового характера. Конечно, они знают, какой им нужен адвокат. Они видят, достаточно ли открыто человек разговаривает, честен ли он, как ведет себя.

Они могут определить уровень его квалификации, пусть не в полной мере, но в достаточной степени, чтобы принять решение. Другие же не могут этого сделать, поэтому принимают решение исключительно по рекомендации. Кто-то сказал, что вот этот адвокат хороший, классный, грамотный.

Этот человек уже доверяет исключительно рекомендации.

Часто ходите в ресторан?

Что считать часто, а что не часто? Раз в неделю хожу.

Давайте к профессии вернемся. Что бы Вы могли рассказать юристам, которые хотят войти в эту жизнь адвокатом?

Ну конечно начнем с того, что их ждет. Безусловно, неизвестность. К чему стремиться? Стремиться добросовестно, порядочно выполнять свои профессиональные обязанности и нарабатывать клиентскую базу. Адвокат живет за счет рекомендаций и клиентской базе.

Какие плюсы? Адвокатское удостоверение, которое дает статус адвоката. Такой статус позволяет участвовать в уголовных делах. Обычный юрист с высшим юридическим образованием, не имеющий статус адвоката к участию в уголовных делах, как на следствии, так и в суде, допущен не будет.

Соответственно, плюс в том, что человек может быть допущен к защите своего клиента на стадии уголовного судопроизводства. Более того, у нас есть профессиональная организация адвокатская палата г. Москвы. Она занимается не только дисциплинарным производством адвокатов, но и защищает наши права.

К слову, в адвокатской палате Москвы и других областей, работают уважаемые в юридической среде люди. Поэтому имея их поддержку, чувствуешь себя защищенным.

К тому же, когда человек обращается к адвокату, он понимает, что это некий статус, утвержденный экзаменом, юридической практикой.

Адвокат, например, профессионал, с большим опытом. А что с эмоциональной составляющей, как она влияет и влияет ли вообще?

Думаю, что если Вы ранее не знакомы с человеком, то, по сути, без разницы, чем он занимается. Если Вы с ним играете в футбол и знаете его как хорошего игрока, общаетесь в раздевалке, друг другу симпатизируете, то это, безусловно, может быть выбором. Но насколько он профессионален, покажет его работа.

Как себя мотивировать на достижение новых целей?

Я думаю, что здесь нужно мечтать и идти к своей мечте. Это единственная мотивация, которая может быть. Но мечтать не о чем-то одном, а с годами, опытом, достижением одной цели, ставить перед собой другую мечту и пытаться ее достичь.

Она должна быть осязаемая или …?

Мне кажется, она не должна быть осязаемая, иначе она перестанет быть мечтой и чем-то недосягаемым.

Константин, поступил вопрос из зала по поводу привлечения людей из-за рубежа в помощь юридическим компаниям. Зачем привлекать юристов, чтобы решать проблемы здесь, почему нет высококвалифицированных специалистов у нас в России?

Почему нет? У нас они есть. Их достаточно много. Приглашают высококвалифицированных специалистов из-за рубежа? Я мало знаю таких примеров, но, как мне кажется, их зовут решать вопросы, относящиеся к юрисдикции международных судов, Лондонского суда, не более того.

Все-таки юрист или адвокат нужен в той местности, где он вырос, получал работу, практический опыт. Теории недостаточно.

Я могу сейчас ознакомиться с законодательством в Бельгии, но как оно применяется, какие подводные камни там есть, я не узнаю.

Если же в наших компаниях в договорах указывают, что их споры подведомственны, подсудны иностранным судам, то, наверное, для этих целей привлечение иностранных специалистов оправданно.

Расскажите о самой громкой победе или провале в Вашей практике. Можете что-нибудь вспомнить, рассказать что-то интересное?

Да. Давайте о победе. Не столько она громкая, запоминающаяся, сколько приятная для моего внутреннего «Я». В двух словах, подбросили человеку наркотики, после чего официально все оформили, направили дело в суд.

Мне удалось доказать, что человек не виновен. Система не вынесла оправдательный приговор по ряду причин, но он был освобожден из зала суда, ему грозил по тем временам срок от 8 до 20 лет. Я считаю, это для себя победой.

Провалы. Понимаете, были и провалы, но я не считаю это своей недоработкой. Анализируя эти дела, назвать их провалами я не могу.  Мне за свои действия не стыдно в этих делах. Я понимаю, что сделал все, что было возможно в тот момент, и при тех обстоятельствах.

К сожалению, наша система такова, что нередко встречаются какие-то заказные дела, не политические, но заказные. Я считаю провалом, когда мы 1,5 года судились по одному из дел, доказали, что человек не виновен, но система вынесла обвинительный приговор. Причем жесточайший обвинительный приговор.

Я считаю это не личным провалом, а провалом нашей судебной системы.

Константин, а что Вы делаете в свободное время? Спортом занимаетесь? Что читаете?

Всем понемножку. Спортом практически не занимаюсь. В основном занимаюсь семьей, детьми, книжки читаю. В общем, ничего из рамок вон выходящего.

А книжки какие? порекомендуйте какую-нибудь книгу для прочтения

Я люблю читать фантастику. Вряд ли она многим интересна. Но я бы посоветовал «Мастер и Маргарита». Бизнес литературу особо не читаю. Понимаете, успешные люди не пишут книг. Редкие примеры, чтобы успешный человек написал книгу.

Константин, а часто ли приходится отказываться? Приходит клиент, рассказывает о своей проблеме, и Вы ему отказываете. Какие могут быть причины?

Такое бывает, когда я загружен работой, не могу в полной мере уделить внимание этому клиенту. Здесь я вынужден отказываться. Я теряю гонорар, не зарабатываю, но понимаю, что я не могу человеку оказать профессиональную юридическую помощь. Бывает такое.

Беретесь ли Вы за такие дела, которые сразу понятно, что не сразу решатся, процесс будет долгим и сложным?

Это наша работа, браться за дела. Ну и что, что процесс будет не легким. Работа такая. Конечно, беремся и никаких критериев нет.

Бывают ли случаи, когда клиент пришел от юридической компании, которая не дала результатов, и просит заняться ее делом?

Да, конечно, бывает. Обычные дела, не важно, кто брался, кто не брался. Тут главное то, что юридическая компания, которая занималась этим, не наделала того, что невозможно будет исправить. У нас, как у врачей: первое правило – не навреди. Только потом можно строить свою позицию.

Если же случилось, что кто-то навредил, сделал вещь, которую тяжело исправить, то это негативный фактор. Я не берусь судить, умышленно ли это сделано или по незнанию. Можно размышлять уже по факту, когда ты на финишной прямой. Тогда легко сказать, где было сделано правильно, где нет.

Я не берусь осуждать людей, которые на том, или иной этапе по делу принимали решения для своего клиента.

Константин, связи как-то помогают юридической компании?

Безусловно, связи помогают, но не в том смысле, как у нас принято считать, со связями можешь пойти, сделать. Нет. Связи на уровне личного общения.

Можно следователям вечно писать ходатайства сухим юридическим языком, а можно просто подойти и поговорить по-человечески и убедить на словах о чем-либо. Следователь тоже заинтересован в установке объективной картины в уголовном деле.

Если налажен личный контакт, на вербальном уровне, безусловно, часть вопросов снимается.

Не навредили ли Вам связи? Вы говорите, что да – это помогает, а в обратную сторону они работают?

Мне лично нет, не вредили. Может просто я не конфликтный человек. Но у меня было дело, когда судья, рассматривавшая одно гражданское дело, была в не очень хороших отношениях с моим клиентом.

Не сказать, что это выразилось в принятии ею решения, но как она вела процесс, как она негативно высказывалась, некий негативный момент существовал в самом процессе.

Судьи принимают решения на основании закона, поэтому на клиенте это так не отразилось, отразилось исключительно на процессе этого дела.

А часто поступают какие-нибудь угрозы?

Нет, практически не поступают. Какой смысл угрожать адвокату? Уйдет один адвокат, придет другой. Что от этих угроз поменяется? Мы действуем в рамках закона, в рамках юридической помощи, сами от себя не бегаем, никого не принуждаем, подписывать никого не заставляем, поэтому смысла угрожать адвокату я не вижу.

Сколько длилось самое долгое дело?

Самое долгое дело длилось 3,5 года. Это было уголовное дело. Достаточно объемное, большое. Из гражданских дел – беспрецедентный случай, закон о защите прав потребителей, судились 1,5 года. Слушал судья одного из центральных судов центрального округа Москвы. Но, к сожалению, пока судились, фирма испарилась.

В настоящий момент это большая проблема не только в Москве, но и во всей России. К правосудию нет быстрого доступа. Уровень жизни, уровень бизнеса таков, что нужно быстро принимать решения, быстро что-то отсуживать, оперативно реагировать на любое нарушение.

Но, к сожалению, суды не приспособились к такому быстрому реагированию.

Приведу пример. Человеку выдали градостроительный план, с нулевыми показателями. Что это значит? То, что он не сможет построить дом на участке. Мы это все обжаловали, суд длился около 8 месяцев. Представьте, что человек 8 месяцев не может строиться.

А если это бизнес, а если там кредитно-денежные средства? Это огромные убытки. Поэтому я считаю, что основная проблема, это отсутствие быстрого реагирования со стороны судебной системы. Все сейчас понимают, что мы идем в суд, то это минимум на полгода, а то и год.

Соответственно, большинство людей принимают решение: не идти в суд.

Вы успешный адвокат. Успешно ведете дела. А что дальше? Какое дальнейшее развитие Вашей профессиональной деятельности?

Как в спорте: быстрее, выше, сильнее. В этой же профессии.

То есть, нарабатывать клиентскую базу?

Конечно. Каждый выбирает успешность по-своему. Для кого-то успешность – 1%, для кого-то – 10%, а для кого-то – громкий процесс считается успешным. По мне это, безусловно, некое признание в юридических кругах. По сути, твое признание как адвоката, как успешного юриста, грамотного профессионала.

Источник: http://breakfast-lawyer.ru/publication/video/zavtrak-s-advokatom-shahbazov-konstantin/

Личное жилье
Добавить комментарий